nngan (nngan) wrote,
nngan
nngan

Categories:

Партизанская война как нарушение международного права


Когда Красная Армия отступала из какого-либо района, "Отряды разрушения" должны были методично уничтожать все предприятия, сооружения связи, медицинские объекты и пр....

22 июня 1941 года Верховный Совет ввел военное положение по всей Эстонии, Латвии, Литве, Украине, Белоруссии, Карелии, Бессарабии, а также на территориях Архангельской, Мурманской, Вологодской, Ленинградской, Калининской, Ивановской, Ярославской, Рязанской, Смоленской, Тульской, Курской, Московской, Воронежской, Орловской, Крымской, Краснодарской областях. Общая мобилизация была проведена в 15 военных округах.

Партизанская борьба развернулась через неделю. Это было готовая мера в нарушение международного права, к которой Вермахт был не готов. Кроме того, "Положение по партизанской войне" было, по сути, в Красной Армии с 1933 года, и уже в январе и феврале 1941 года, были проведены крупномасштабные партизанские учения в различных военных округах Советского Союза, "Общество содействия обороне"(ОСОАВИАХИМ), благодаря которому гражданское население также приняло участие, как сообщили в армейской газете "Красная звезда". На основании этих экспериментов, Коммунистическая партия Советского Союза создали так называемый "Отряды разрушения", еще до начала войны. Когда Красная Армия отступала из какого-либо района, эти отряды систематически должны были уничтожить все предприятия, сооружения связи, медицинские объекты и т.д., любые объекты военного или промышленного значения, и вести партизанскую войну, как только область была захвачена (56)..

29 июня 1941 года, Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза призвал всех партийные организации, профсоюзы и комсомол, чтобы начать формирование «Партизанских подразделений диверсионных групп и продолжать и уничтожить немецких захватчиков в "беспощадной борьбе ... до последней капли крови ". (57). Два фразы неоднократно повторяются в течение всех последующих объявлений, приказов, инструкций, указаний властей до конца войны. Первая фраза состоит из всех возможных вариаций на слово "уничтожить", а другая - всех возможных вариаций слова "оккупант". Уже с 1 июля 1941 г. Центральный Комитет Коммунистической партии Белоруссии, например, в соответствии с приказом из Москвы, приказал гражданским лицам "взорвать или повредить дома и мосты, топливные и продовольственные склады, устраивать аварии транспортных средств, железнодорожных катастрофы, не давать врагам покоя, ни днем, ни ночью, уничтожать их, где только возможно, убивать всем, что попадется под руку: топором, косой, ломами, вилами и ножами". Особенно примечательная фраза гласит: "В уничтожении противника, не брезговать любыми средствами: задушить, сжечь, отравить фашистское отродье!"

3 июля 1941 года, Сталин в своей известной речи по радио: "Товарищи! Граждане! Братья и сестры! Бойцы нашей армии и флота!", которая транслировалась везде снова и снова в последующие дни, приказывал населению делать все, чтобы лишить немецких захватчиков всего, что только можно: "Ни один поезд, ни один вагон, ни один килограмм зерна, ни один литр топлива не должен быть оставлен для немецкого врага". Все, что не может быть вывезено должно быть разрушено: "В оккупированных врагом районах, должны быть созданы партизанские отряды, чтобы бороться с вражеской армией, организовать партизанскую войну, взрывать мосты и улицы, уничтожать телефонную и телеграфную связь, жечь леса, склады и крушить поезда. Невыносимые условия должны быть созданы на оккупированных территориях; Враг должен преследоваться, и подвергаться истреблению все время, все вражеские намерения должны быть сорваны."(58).

18 июля 1941 года, последовало решение Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза под названием "Об организации борьбы в тылу войск неприятеля", лидеры республик, областей и районных комитетов партии лично несли ответственность за обеспечение того, чтобы "Партизанские и диверсионные подразделения, и отряды разрушения, пешие и конные", в соответствии с приказом Сталина, были организованы, чтобы "создать невыносимые условия для немецких захватчиков"(59).

Речь Сталина по случаю 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции 6 ноября 1941 была полна оскорблениями в адрес немецких солдат: “люди с моралью животных”, “о ворах, которые потеряли человеческое лицо и уже давно опустились до уровня зверей”, “люди без совести и чести” и др. Любые действия были целесообразными и разрешенными против них. Население было мобилизовано “до последнего человека” для уничтожения немецкого врага (60).

7 января 1942 года, Советское Министерство иностранных дел опубликовало следующее лицемерное высказывание своих дипломатов: “Советское правительство сообщает дипломатическим представителям мировой общественности мнение, что оно возражает против жестокости, разрушений и грабежей, совершенных немецкими войсками на Советской территории, в которой немецкий Вермахт сознательно уничтожает целые деревни и города и сжигает их дотла, делая этим советское мирное население бездомным. Разрушение приобрело размеры повсеместной разрухи. У Советского населения отнимают еду и одежду, а тех, кто сопротивляется- расстреливают” (63). С этими замечаниями, Советское правительство попыталось обвинить Вермахта за зверства, бессовестно совершенными самими Советами против собственного населения.

Демонизация немецких солдат в Советской пропаганде проложила путь для партизанских зверств против “фашистских зверей”, ”фашистской падали”, “групп гитлеровских людоедов”, “немецких разбойников”, “Гитлеровской орды” и др. Для партизан эта классификация противника была словно лицензией на убийство. Жестокость Красной армии была омрачена еще и жестокостью партизан. Немецкие солдаты, которые попали в руки партизан должны были ожидать худшего. На 1 октября 1941 года, член ЦК с именем Kazapalov призвал партизан “пытать пленных немецких солдат“, обезображивая их перед съемкой” (64). Озверевшие члены партизанских орд следовали этим инструкциям очень охотно. Немцы, в свою очередь, обычно относились к партизанам, как к ‘бандитам’.

Немецкие офицеры были не всегда в состоянии предотвратить их солдат от мести. Горечь была слишком велика. Что происходит с солдатом, который натыкается на тела своих товарищей, валяющихся изуродованными на краю леса? Согласно брошюре каждого члена Вермахта и Ваффен-СС, озаглавленном “10 заповедей немецкого солдата”, которая была присвоена каждому рекруту, в третьей заповеди говорится: “ни один противник, который сдается не должен быть убит, кроме партизан или шпионов. Вторые получат справедливое наказание в судах”. Эти гуманные наставления, которые были подготовлены в полном соответствии с нормами международного права и были реализованы до этого времени, но вскоре оказались недостаточными для сложившийся ситуации.

Несмотря на эскалацию жестокости в партизанской войне, немецкое командование неоднократно призывало солдат Вермахта, чтобы они щадили гражданское население чужой страны. Главнокомандующий армии, в своих “руководящих принципов для борьбы с партизанами”, опубликованное 25 октября 1941 года, приказал, чтобы все немецкие солдаты “завоевывали доверие населения путем рационального и справедливого обращения, тем самым лишая партизан дальнейшей поддержки”(65). В “руководящих принципах для усиленной борьбы с проблемой бандитизмом на Востоке” (инструкция № 46) от 18 августа 1942 года, Гитлер признавал, что сотрудничество с населением “незаменимо”, и требовал “строгого, но справедливого обращения” с населением. (66)

Источники:
55. Fritz Becker: Stalins Blutspur durch Europa: Partner des Westens 1933-45, Kiel, 1995, p. 236.
56. L.V. Richard: Partisanen. Kämpfer hinter den Fronten, Rastatt, 1986, pp. 21, 63.
57. Direktive des Rates der Volkskommissare der UdSSR und des ZK der KPdSU, in : Heinz Kühnrich: Der Partisanenkrieg in Europa 1939-1945, East Berlin, 1965, p. 434, f.
58. L.V. Richard (see note 56), p. 21.
59. Heinz Künrich (see note 57), p. 437.
60. Joseph Stalin: Über den Grossen Vaterländischen Krieg der Sowjetunion, East Berlin, 1952, p. 16 ff.
63. Fritz Becker (see note 55), p. 269.
64. Joachim Hoffman (see note 33), p. 110.
65. Befehl vom 10 October 1941 über das Verhalten der deutschen Truppen. For further information on the partisan war on Russian soil, see, among others: Heinz Künrich: Der Partisanenkrieg in Europa 1939-1945, East Berlin, 1968; Soviet Partisans in World War II, edited by John A. Armstrong, Madison, 1964; Peter Kolmsee: Der Partisanenkrieg in der Sowjetunion, East Berlin 1963.
66. Bundesarchiv/Militärarchiv RW 39/69, sheet 70.
___________________________
См. тж.
Какие враги сожгли родную хату русского солдата?
Tags: армия, геноцид, разрушители, совецко-германская война, ссср, третий рейх
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments