nngan (nngan) wrote,
nngan
nngan

Category:

Александр Васильевич Колчак († 7 февраля 1920, Иркутск)

.
Около пяти часов утра 7 февраля 1920 года адмирал Колчак и премьер-министр Пепеляев были выведены из тюрьмы на окраину города и расстреляны.

Существуют различные рассказы о последних минутах адмирала Колчака; все они свидетельствуют, что он умер смело и честно.

Вот как об этом расстреле рассказывал непосредственный исполнитель некто Солуянов:
..

"Охрану в тюрьме, где сидел Колчак, сменили за день до его расстрела. Дело было рано утром. В камеру к Колчаку пришли ровно в четыре часа и сказали, что есть постановление местного революционного комитета о том, чтобы его расстрелять. Он спокойно спросил: "Что, без суда?" Ему ответили, что без суда.

Сначала вывели из камеры Пепеляева, потом вывели Колчака и повели их на Ушаковку. В пятидесяти метрах от тюрьмы была прорубь, где обычно полоскали белье. Из семи сопровождавших Колчака только один был с карабином. Он освободил прорубь ото льда. Колчак все время оставался спокойным, не сказал ни одного слова. Его подвели к проруби и предложили встать на колени. Адмирал молча бросил шинель на меху около проруби и выполнил требование. Все это время он смотрел на небо в сторону севера, где ярко горела звезда. Мне кажется, что Колчак смотрел на полярную звезду и думал о чем-то своем. Приговор, конечно, никому не зачитывали.

Сначала расстреляли Колчака. К его затылку все семь человек приставили револьверы. Я так испугался, что при нажатии на спусковой крючок закрыл глаза. Когда после выстрелов открыл их, то увидел, как шинель уходила под воду. Второго расстреляли немного позже. Потом все вернулись в тюрьму и уже там составили протокол, расписав казнь поминутно. Протокол составили в пять часов. В нем сказано, что Колчака расстреляли на Ушаковке. Конкретное место не описано. Судя по времени, после того как о расстреле объявили Колчаку и составили протокол, прошел один час, казнь была недалеко от тюрьмы".
Alla Diffen

* * *

И каждый год Седьмого февраля
Одна с упорной памятью моей
Твою опять встречаю годовщину.
А тех, кто знал тебя, — давно уж нет,
А те, кто живы, — все давно забыли.
И этот, для меня тягчайший, день —
Для них такой же, как и все, —
Оторванный листок календаря.

А. В. Тимирева
1969

Колчак Александр Васильевич (4/16 ноября 1874, Санкт-Петербургская губерния — 7 февраля 1920, Иркутск) — российский политический деятель, вице-адмирал Российского Императорского флота (1916) и адмирал Сибирской Флотилии (1918). Полярный исследователь и учёный-океанограф, участник экспедиций 1900—1903 годов (награждён Императорским Русским географическим обществом Большой Константиновской медалью). Участник Русско-японской, Первой мировой и Гражданской войн. Вождь и руководитель Белого движения на Востоке России. Верховный Правитель России (1918—1920), был признан на этом посту руководством всех белых регионов, «де юре» — Королевством сербов, хорватов и словенцев, «де факто» — государствами Антанты.

Где бы ни находился этот человек, он до последней минуты оставался верен своей стране, присяге, долгу. Он хотел быть ученым и посвятить себя изучению Севера. По его монографии «Лёд Карского и Северного морей» до 60-х годов прошлого века учились гидрологи в СССР, других работ не было на эту тему. Но рок распорядился иначе, взвалив на его плечи непосильный для простого смертного крест, — судьбу России. Он нёс его, как мог. И вряд ли кто-то смог бы лучше.

Как известно, часть золотого запаса России в 1918 году поступила в распоряжение Колчака и было размещено на хранение в омском филиале Госбанка. Имея в своем распоряжении большую часть золотого запаса России, Колчак не позволял своему правительству расходовать золото, даже для стабилизации финансовой системы и борьбы с инфляцией (которой способствовала безудержная эмиссия «керенок» и царских рублей большевиками). На закупку вооружения и обмундирования для своей армии Колчак потратил 68 миллионов рублей. Под залог 128 миллионов рублей получены кредиты в зарубежных банках: доходы от размещения возвращались в Россию.

А вот в конце 1919 года, при перевозке золота на Восток, представители Антанты вынудили Адмирала отречься от прав Верховного правителя и передать эшелон с золотым запасом чехословацким войскам. В январе 1920 чехи предали Колчака, выдав его эсеровскому Политцентру. Эсеры в свою очередь передали его большевикам.

Примечательна опись вещей, изъятых из вагона Верховного, владевшего частью золотого запаса России: Шуба. Шапка. Подушечка, 2 носовых платка, 2 щётки, электрический фонарик 1 платок носовой, чемодан с мелкими вещами (… — идут всякие мелочи, составляющие скарб путешественника) 2 простыни, 2 рубахи, 3 носовых платка, Георгиевский крест, серебряный кинжал, 228 открыток, 27 серебряных монет, 21 медная монета, 29 икон, 1 лампада, 2 портрета, 8 картин (и так далее) — всё своё имущество возил с собой Колчак, вечный скиталец. Но немного у него этого имущества и было…

Ночью 7 февраля 1920 года Адмирал российского флота Колчак Александр Васильевич был расстрелян большевиками в Иркутске, в месте впадения реки Ушаковка в Ангару.

Говорят, ночь была лунная. Вместе с ним был расстрелян председатель Совета министров Российского правительства В. Н. Пепеляев. Без суда, без следствия, без предъявления каких-либо обвинений, тем более, их доказательств. Как, впрочем, они поступали и во все последующие годы.

Мы не должны забывать таких священных имён. Имён, которые являются воплощением чести, достоинства, беззаветного служения Отечеству. Колчак Александр Васильевич.

День расцветал и был хрустальным,
В снегу скрипел протяжно шаг.
Висел над зданием вокзальным
Беспомощно нерусский флаг.
И помню звенья эшелона,
Затихшего, как неживой.
Стоял у синего вагона
Румяный чешский часовой.
И было точно погребальным
Охраны хмурое кольцо,
Но вдруг, на миг, в стекле зеркальном
Мелькнуло строгое лицо.
Уста, уже без капли крови,
Сурово сжатые уста!..
Глаза, надломленные брови,
И между них — Его черта,
Та складка боли, напряженья,
В которой роковое есть…
Рука сама пришла в движенье,
И, проходя, я отдал честь.
И этот жест в морозе лютом,
В той перламутровой тиши,
Моим последним был салютом,
Салютом сердца и души!
И он ответил мне наклоном
Своей прекрасной головы…
И паровоз далёким стоном
Кого-то звал из синевы.
И было горько мне. И ковко
Перед вагоном скрипнул снег:
То с наклонённою винтовкой
Ко мне шагнул румяный чех.
И тормоза прогрохотали —
Лязг приближался, пролетел,
Умчали чехи Адмирала
В Иркутск — на пытку и расстрел!

А. Несмелов

(
fb)
Tags: in memoriam, белое дело, памятные даты, русские герои, стихи, трагедия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments