nngan (nngan) wrote,
nngan
nngan

О чем-то «большевицком»

Originally posted by sergedid at О «большевицком»

Боровик — Боровицкие ворота (не «Боровистские»).
Тайник — Тайницкая башня (не «Тайнистская»).
Большевик — ?
..

Совершенно прав, блистательно прав И. А. Бунин (академик изящной словесности и по тому же поводу первый нобелевский лауреат), когда пишет большевицкий (невзирая на указание самих большевиков писать «большевистский»).

Однако словечко-то до чего же мерзкое!.. Суть, стоящая за ним, уничтожает самую возможность его приятия.

Хотя речь не о самом слове, а об оперировании оным.

Указание писать «большевистский» — под стать и всему прочему, от них происходящему.

* * *

Однажды мне возразили. И выстроили цепочку: «марксизм — марксистский, троцкизм — троцкистский, большевизм — большевистский»… Затем подумали, посомневались — и предложили несколько иной вариант: «троцкист — троцкистский, марксист — марксистский, но большевик — большевицкий». Однако при этом заявили, что первый вариант всё равно не отменяется: дескать, если образовывать слово от большевизм — одна форма, а если от большевик — другая, т. е. в зависимости от того, идет ли речь о политическом течении или о его представителе.

Вот ведь куда может завести неизбывная потребность непременно хоть как-нибудь возразить...

Если уж дотошно всё анализировать и копаться (ох, как не хочется!) в этом... как бы это лучше выразиться... повидле, то не только форма «большевистский», но и слово «большевизм» тоже представляется вообще противозаконным. Такого слова просто не должно существовать.

Оно не выстраивается в один ряд с «марксизмом» и «троцкизмом». «Марксизм» и «троцкизм» — согласуется с «марксист» и «троцкист» (которые оканчиваются на -ист); а «большевик» оканчивается на -ик (а не на -ист — слова «большевист» не существует).

Если относиться к словообразованию с достодолжным благочестием, то может быть только «большевицизм», но никак не «большевизм». «Большевизм» — это морфологическая небрежность.

Это еще одно доказательство хамского обращения с языком, еще одна улика против тех же большевиков, которые это слово придумали, и их последышей (в частности — той самой «красной профессуры», прямые потомки которой по сю пору населяют Институт русского языка Академии наук; ведь у них — очевидно, в силу генетических причин — языковое чутье африканского крокодила).

* * *

А теперь, дорогие мои собратья, дорогие соратники, дорогие мои товарищи по Белому движению, пожалуйте бриться. Пожалуйте на расправу.

Только заклинаю вас: мое поучение вы должны воспринять положительно. Не торопитесь реагировать — здесь надобно всё хорошенько раскушать, переварить и усвоить.

Поймите и поверьте, что я пишу это с любовью к вам — и с большой заботой о нашем общем деле.

Многие среди нас, желая выказать свое неуважение, пренебрежение и презрение (которое, конечно же, я полностью горячо разделяю!) ко всему большевицкому и советскому, довольно часто (наряду с формой большевицкий) употребляют такую форму, как «совецкий». Причем оба эти слова употребляются в одном ключе — с одним и тем же смыслом, с одной и той же окраской, одинаково.

И это очень огорчает.

Как мы только что видели из приведённого выше основного текста, прилагательное большевицкий не только не является лингвистически противозаконным, но даже более того — именно такая форма грамматически, морфологически является единственно правильной и законной, а противозаконна, наоборот, предписывавшаяся большевиками уродливо-искусственная форма «большевистский».

Таким образом, форму большевицкий следует понимать и употреблять не как нарочитую, отнюдь не в пренебрежительном смысле, но в смысле абсолютно любом — и всегда.

В случае же с формой «совецкий» — ничего подобного нет. Здесь, наоборот, она, эта форма искусственна. Здесь, наоборот, единственная законная форма — советский. И в этом смысле два внешне столь похожих случая — большевицкий и «совецкий» — противоположны.

В отличие от слова большевицкий, форма «совецкий» может быть только нарочитой. А нарочитость, когда ею злоупотребляют, нередко начинает производить впечатление уже неблагоприятное.

Конечно, вполне можно написать где-нибудь — хлестко — совецкий. (Можно даже, для пущего издевательства, савецкий, через а.) Разок-другой. Но когда так пишут всякий раз, как только это слово встречается, то становится уже кисловато. И бывает, что стереотипия подобного рода оказывает плохую услугу пишущему и снижает эффект, который написанное производит.

Однако больше всего удручает даже не это, а непонимание того, что разделяет эти два случая — большевицкий и «совецкий»; непонимание принципиальной разницы между ними — и даже, как уже было сказано, их противоположности.

Наш великий соотечественник И. А. Бунин писал только большевицкий, «большевистский» — никогда. Но представить себе, чтобы он написал «совецкий», — немыслимо совершенно.

Только пролетариату была несвойственна склонность к структурному анализу в языке. И те, кто валит оба эти слова в одну кашу — «большевицкий, совецкий», — уподобляются в этом смысле пролетариату.

Именно понимание описанного здесь различия между этими словами должно быть на первом месте. И перевешивать поверхностное, бездумное желание приукрасить свое изложение.

_____________________
P. S. [nngan] Начну со второго: совет — советс(ц)кий.

Насколько знаю, прилагательного этого в русском языке прежде попросту НЕ БЫЛО, это большевицкий новодел. Встречались советные люди (не совсем "советники" или "консультанты", но где-то по смыслу рядом (когда-то давно интересовался, сейчас сходу не вспомню, но найти можно. Названное словосочетание часто встречается у Л. А. Тихомирова, например).

Поэтому мне НАПЛЕВАТЬ на то как это слово писаться "должно". К сожалению, под рукой нет словаря окончаний, можно было бы привести схожие примеры — во всяком случае, от таких слов как — навскидку — "лазарет", "привет" и многих других на "-ет" никаких прилагательных, но именно такой формы, в своей голове не обнаружил... хотя от идиота — все-таки, "идиотский", а не "-цкий" (как исключение, видимо, ведь понятия очень схожие).

Теперь "большевик". Да, вопросов нет.

В двух расхожих современных словарях русского языка есть разные объяснения: а) "только советский" и б) оба варианта, но от большевика — большевицкий, а от большевизма, видите ли, большевистский (как и пример в этой записи). Бог им судья. Как им указали, так те и "обосновали"...

Кстати, рядом с боровиком-боровицким живет, в нескольких километрах, как известно, некто мясник-мясницкий, неподалеку — мужик-мужицкий, а чуть подальше — казак-казацкий... и много кто еще, примеров тьма.

Есть еще вариант: большевики сочли (где-то читал, в одном русском зарубежном издании) "большевицкий" для себя оскорбительным, поскольку так писали Белые. Еще где-то видал "большевический", и неоднократно (тоже в зарубежных публикациях — и тоже ведь верно).

Владимир Рудинский (ныне покойный), опытный журналист и блестящий филолог, в газете "Наша Страна" много лет назад писал (рубрика "Языковые уродства"), воспроизвожу по памяти: Ленин, как известно, важнейшим для себя считал язык немецкий [неместский, стало быть...]. А по-немецки существительное большевик — Bolschewist. Так вот, отсюда и прилагательное. Мне кажется, прав и он.
Tags: русский язык, ссср, языки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments