nngan (nngan) wrote,
nngan
nngan

Categories:

Крым: тест на национал-большевизм

Оригинал взят у dvs_rus в Крым: тест на национал-большевизм

По поводу припадков путинославия на почве крымского обострения

Можно долго спорить о том, насколько дружественными по отношению к русским были довоенные Рига и Таллинн, но факт остается фактом: именно там многие русские люди, вынужденные бежать от большевиков, нашли себе прибежище. А «воссоединение» обернулось для них расстрельным приговором. Путинский необольшевицкий режим, несомненно, несколько мягче сталинского (хотя, как говорится, это дело наживное!). Но то, что он враждебен русскому народу – очевидно. В этой ситуации, радостно требовать ввода путинских войск в Крым – это все равно, что требовать, будучи в концлагере, арестовать оставшихся на свободе родственников и друзей. Мол, воссоединимся в лагерном бараке, вместе будем баланду кушать, лес валить… (далее — полный текст статьи)..

Верховная Рада Крыма объявила о намерении войти всем полуостровом в состав РФ «в качестве субъекта Федерации». Как и следовало ожидать, Рунет взорвался от восторга. Мол, ура, Путин вот-вот начнет войну и вот-вот присоединит Крым к России. (О том, почему этого почти наверняка не будет, разговор отдельный, интересующихся же отсылаю к заметке в моем блоге.)

Что ж, подобные восторги — дело ожидаемое. Нет ничего удивительного в том, что сейчас в экстаз впали путинисты всех мастей, а равно и национал-большевики (вроде самого известного национал-большевика современности Лимонова). Удивительно то, что некоторые люди, доселе позиционировавшие себя последовательными русскими националистами, к этим восторгам присоединились.

При этом сразу стоит оговориться. Есть вещи, в рамках русского националистического дискурса вполне очевидные, и спорить с ними едва ли разумно. Понятно, что Крым, с 1783 г. официально объявленный частью Российской Империи, является территорией, на которую исторически могли претендовать Россия, Турция, крымские татары, даже Греция — и лишь в последнюю очередь Украина. Не менее очевидно и то, что юго-восток современной Республики Украина, и в первую очередь, Крым (а в Крыму — в первую очередь, Севастополь) в этническом, культурном и религиозном отношении гораздо ближе к Великороссии, чем к Галиции.

И если бы сейчас Русское Национальное государство посчитало нужным так или иначе поддержать этнически русское население Крыма и Новороссии, то это было бы логично и правильно.

Чем же тогда плохи восторги?

Исключительно и только тем, что своего национального государства, которое бы защищало наши интересы, у нас, у русских, нет. У государственного образования «Российская Федерация» интересы свои и вполне антирусские, что в очередной раз было наглядно продемонстрировано как раз в канун крымских событий. Продление абсолютно незаконного содержания в СИЗО русскому активисту Даниилу Константинову, отказ в помиловании русскому офицеру Сергею Аракчееву, активная подготовка к принятию закона «об упрощенном получении гражданства» для «соотечественников» из бывшего СССР (то есть на практике — главным образом для жителей Средней Азии и Закавказья)… Все слишком очевидно, чтобы об этом в миллионный раз много говорить.

Немного пофантазируем и представим, что нынешняя антирусская система под названием РФ действительно возьмет и аннексирует Крым. Чем обернется такого рода «помощь» живущим там русским?

Картинка выходит интересная. Русские обитатели Крыма получат все блага, которыми мы в РФ давно уже наслаждаемся: возможность быть осужденным на год и десять месяцев колонии строгого режима за комментарий в социальной сети по печально знаменитой 282 статье или сесть в тюрьму за участие в демонстрации — демонстрации, на фоне уличных манифестаций в нынешнем Крыму, совсем уж травоядной. Нет сомнений, что российский Крым очень понравится мигрантам из Средней Азии, которым скоро, похоже, просто начнут раздавать российское гражданство. Вместе с крымскими татарами при поддержке Турции и братского по вере Северного Кавказа они смогут воссоздать чудную атмосферу средневекового Крымского ханства. Сие ханство в свое время было известно как своеобразный рабовладельческий хаб, который поставлял славянских рабов в Османскую империю. Сейчас эта отрасль экономика подзабыта, но и в этом деле Российская Федерация сможет оказать крымчанам помощь — судя по всему, рабовладение в Дагестане стало уже значимым элементом местной экономики.

Трудящиеся рабовладельческого сектора, несомненно, не откажутся поделиться опытом с крымскими коллегами… А самое главное, после того как Крым станет частью РФ, этнически русские (как и во всей остальной РФ!) сразу же станут в любом споре и в любом конфликте по определению виноватой стороной. Иначе говоря, в отношении русских крымчан, как и ко всем русским в РФ, начнет действовать фактическая презумпция виновности, как говорится, со всеми вытекающими. Нынешние столкновения с крымскими татарами покажутся тогда легкой разминкой (кто не верит, может спросить у русских, живущих на российском Северном Кавказе, как там обстоят дела).

Наверное, стоит задаться вопросом: можно ли ТАКОЕ воссоединение рассматривать как «помощь» и «возвращение в Отчизну» русских людей? Не слишком ли похожа путинская версия Отчизны на концентрационный лагерь с садистом-комендантом во главе?

Вполне исчерпывающие ответы на эти вопросы дает история XX столетия. В 1939–40 гг. сталинский СССР существенно округлил свои владения, присоединив к ним ряд территорий, ранее входивших в состав Российской Империи. Тут был и кусочек Финляндии (полностью отхватить не удалось), и Эстония, Латвия и Литва, и белорусские земли, и Западная Украина, и Бессарабия с Северной Буковиной. Советская пропаганда тех лет активно нажимала на то, что идет освобождение братских народов не только от капиталистического, но и от иноземного ига (на эту педаль, правда, давили не столь активно, но все же давили). И что касается иноземного ига, то подобные заявления не были совсем безпочвенны — не будем забывать, что кафедральный православный собор во имя Св. Александра Невского в Варшаве разрушили по распоряжению вполне независимых и национальных властей Второй Речи Посполитой. (Всего же православных церквей поляками было уничтожено по имеющимся данным около 800.) Это помимо политики полонизации и т.д. и т.п.

И в тогдашних сталинских завоеваниях можно было, при желании, усмотреть и нечто положительное. Например, присоединение новых территорий, в значительной степени населенных православными, привело к некоторому повышению статуса Русской Православной Церкви (точнее, той ее части, которую возглавлял Митрополит Сергий [Страгородский]). Ибо во многих местах красноармейцев тамошние священники встречали с крестом в руках и под звон колоколов, и в условиях массовой религиозности новоприсоединенных областей начинать с тотального уничтожения этих самых священников было не совсем удобно. В силу этого какие-то, пусть и ничтожные, послабления получила Церковь в СССР в целом. Учитывая, что еще за несколько лет до этого была поставлена цель искоренить всякую религию в Советском Союзе, это было совсем немало.

Однако тогдашние русские правые по этому поводу никакого восторга не выказывали. И причина была проста: для национально-ориентированной части русской эмиграции СССР был образованием совершенно чуждым и абсолютно враждебным исторической России. И потому восторгаться успехами СССР — было все равно что за 700 лет до того восхищаться тем, как «наша» Золотая Орда (ведь Русь тогда была ее частью) бьет римокатоликов, дойдя аж до Адриатики! Что ж, и Орда дошла до Чехии, и СССР захватил Западную Белоруссию с Западной Украиной… Но причем здесь Россия и русские?

Советская власть в 1939–41 гг. очень наглядно показала, что не причем, сразу же после присоединения новых территорий развернув террор против проживавших там белоэмигрантов и вообще «неблагонадежных» русских людей. Можно долго спорить о том, насколько дружественными по отношению к русским были довоенные Рига и Таллинн, но факт остается фактом: именно там многие русские люди, вынужденные бежать от большевиков, нашли себе прибежище. А «воссоединение» обернулось для них расстрельным приговором.

Путинский необольшевицкий режим, несомненно, несколько мягче сталинского (хотя, как говорится, это дело наживное!). Но то, что он враждебен русскому народу — очевидно. В этой ситуации, радостно требовать ввода путинских войск в Крым — это все равно, что требовать, будучи в концлагере, арестовать оставшихся на свободе родственников и друзей. Мол, воссоединимся в лагерном бараке, вместе будем баланду кушать, лес валить…

Наверное, для вменяемого человека все-таки логичнее помогать своим близким остаться на свободе, а не сесть в тюрьму. Точно так же и для националиста радоваться тому, что враждебный интернациональный антирусский режим, который в 1917–1922 гг. оккупировал большую часть его Родины, в 2014 г. вновь оккупирует еще одну ее часть — не просто глупо, но аморально.

В этом смысле отношение к вводу путинских войск в Крым стало универсальным тестом, который позволяет каждому человеку, причисляющему себя к русским националистам, точно выяснять, в действительности ли он русский националист. Или же, на самом деле, является национал-большевиком — сторонником путинского неосоветизма, для которого первичен не русский народ и историческая русская национальная идентичность, а любое, абы какое, государственное единство и абстрактная «земля».

Проба Крымом — проба надежная, проба делом, проба самой жизнью. Можно изображать из себя аристократическую аристократку с бокальчиком шабли в руках или русского барина с декоративной палкой, можно до хрипоты орать о своей верности идеалам Белого движения, но… Но вот главный враг русского народа готовится сожрать еще часть некую этого народа — и вы бежите, бежите со всеми своими аристократическими шабли, палками и папахами, его приветствовать. И все становится ясным: болезнь национал-большевизма, до этого, подобно сифилису, находившаяся в скрытой стадии, становится очевидной. Причем для всех.

Опять же, за последние сто лет это далеко не первый случай. Еще в Первую Гражданскую войну некоторое количество белых сознательно перешло на сторону Красной армии, когда Врангель начал совместное с поляками наступление на большевиков. Мол, как же так, с поляками-русофобами — и на как бы своих. Как бы свои шанс не упустили и в скором времени превратили Крым в огромный расстрельный полигон для белых и «буржуазии». Потом были царесоветчики и национал-большевики, была «смена вех», а после 1945 г. немало эмигрантов вернулось, как им казалось, на Родину — и многие приехали сразу в лагеря. Впрочем, некоторым не дали доехать и до лагеря, расстреляв по дороге, где-нибудь в Восточной Европе.

Каждый раз после очередных разбитых надежд с расстрельным продолжением энтузиасты «воссоединений» и приверженцы идеи «национальной эволюции власти» предпочитали, как минимум, отмалчиваться. Уверен, что очень скоро многим из тех, кто уже бежит с цветами поздравлять путинских «зеленых человечков», тоже придется отмалчиваться — как минимум. (Говорю сейчас о людях более или менее честных, медийные проститутки, конечно, в счет не идут.) Также уверен и в том, что присоединись Крым сегодня к РФ, через два года большинство нынешних крымских путинистов будут рвать в клочья свои георгиевские ленточки и требовать «вернуть все взад», на кухне ругать «клятых москалей» и шепотом петь «Ще не вмерла…».

И вот этого хочется менее всего. Ибо в очередной раз за преступления большевиков и необольшевиков и восторги «полезных идиотов» придется расплачиваться русским.

И вот об этом тем националистам, кто не прошел крымский тест на национал-большевизм, следовало бы задуматься.

Димитрий Саввин

(для сайта
Ronsslav.com)
Tags: антибольшевизм, крым, рф, ссср, украина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments