?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Писатель-публицист Михаил Осипович Меньшиков
writing
nngan
Двадцатого сентября 1918 года большевики совершили одно из тысяч своих преступлений — убийство писателя-публициста Михаила Осиповича Меньшикова на глазах его шестерых малолетних детей.

Меньшиков был одним из идеологов русского этнического национализма, лидером Всероссийского национального союза, в своих трудах призывал русских людей к самосохранению русской нации, к отстаиванию хозяйских прав русских на своих территориях.

Для захвативших власть красных оккупантов-русофобов он, конечно, был идейным врагом.
.

14 сентября 1918 года М.О. Меньшикова арестовали по декрету о красном терроре за дореволюционные "погромные" статьи как "антисемита" (из тюрьмы он написал в прощальной записке, что «умирает жертвой евреев») и через пять дней расстреляли. Убили его 20 сентября на берегу Валдайского озера, напротив Иверского монастыря, на глазах его малолетних детей. После винтовочного залпа еще живого Меньшикова добил руководивший расстрелом чекист Давидсон, выстрелив дважды из револьвера в висок. Сказал, что делает это с великим удовольствием...

Жена Михаила Меньшикова оставила леденящие душу воспоминания о расправе большевиков со своим мужем. В частности, она вспоминала: "Комиссар Губа прочитал ему приговор к смерти через расстрел. Муж вздрогнул и побледнел. Его спросили: — Что вы имеете сказать? Муж не проронил ни звука и после нескольких минут глубокого молчания его повели на расстрел. Очевидцы мне также рассказывали, что русские солдаты не согласились расстреливать мужа и отказались. Тогда были посланы инородцы и дети — сыновья комиссара Губы. Одному 15, а другому 13 лет. Вот что мы пережили, вот какое страшное горе обрушилось на нас, и так внезапно, так неожиданно. Пришли, схватили, увели, замучили и убили. Казнили за неподчинение Советской власти, ни в чем однако не проявленное и ничем не доказанное. Но судьями были: Якобсон, Давидсон, Гильфонт и Губа..."

Но идеи бессмертны и не теряют творческой силы после смерти своих носителей. После смерти Меньшикова осталась великая публицистика, девизом которой можно поставить такие его слова: «Не раз великая империя наша приближалась к краю гибели, но спасало ее не богатство, которого не было, не вооружение, которым мы всегда хромали, а железное мужество ее сынов, не щадивших ни сил, ни жизни, лишь бы жила Россия».

Источник


  • 1
Вечная память.

Вечная! Над ним то иудейское зверье поглумилось особенно изощренно (хотя даже трудно теперь сказать, кому было легче).

  • 1