June 2nd, 2015

writing

"Во блаженном успении, вечный покой подаждь нам, Господи!"


В завершение Дня памяти казачьей трагедии в Лиенце предлагается очерк Бориса Лукьяновича Солоневича (младшего брата русского публициста Ивана Лукьяновича Солоневича), опубликованный в газете "Знамя России" (Нью-Йорк), № 317, 1970 г.


Кладбище жертв выдачи в Лиенце

Советские грузовики, окруженные тесным кольцом танков и мотоциклов, уже ждали у ворот громадного лагеря. Бесчеловечный церемониал насильственной выдачи "на родину" бывших советских военнопленных уже был закончен. Около восьмидесяти выдаваемых, в своем большинстве казаков, стояли тесной кучкой посреди площади, окруженные английскими солдатами.
.Collapse )
writing

Разговор летом 45-го

"На картах России нет, а стоят четыре буквы СССР..." (а теперь и вовсе две)

Лето 1945 года. Марсель. Разговор советской репатриационной комиссии и полковника Русской Армии П. Л. Цырас-Мрозовича:

— Когда вы уехали за границу?
— 11 ноября 1920 года из Крыма.
— С Врангелем?
— С генералом Врангелем.
— Значит, вы старый враг России!
— России? Нет!
— Ну все равно, революционной России.
— Тоже нет.
— Почему же вы эмигрировали из России?
— Из России? Нет. России не существует.
— А мы кто же?
— Не знаю. Укажите мне на карте, где написано слово Россия. Везде только четыре буквы: СССР.
.Collapse )
writing

О лучших друзьях марксистов

.
В Советской России имеется еще достаточное количество русских — образованных, представительных и знающих языки, и что нам вовсе на надо выбирать только между недоумками и евреями. Пусть меня не заподозрят в презрении к пролетариату, но, право же, я считаю, что коммунист, перед которым в СССР открыты более или менее все пути и который находится все двадцать лег в привилегированном положении, является чистейшей воды недоумком, если не выучился за это время хотя бы правильно читать и писать на своем родном языке.

Как бы то ни было, еврейское засилье было налицо, и мы, немногие русские, чувствовали себя в каком-то вражеском окружении, так как почти каждый еврей — хотя бы советская власть и лишила его торговли или его места на бирже — все же в душе является марксистом. У евреев нет родины, и они ненавидели наш царский режим, как ненавидят теперь Гитлера и национал-социализм. Они ненавидят всякие разговоры о родине вообще.
.Collapse )
writing

Быть русским

.
"Если вы поговорите с образованным англичанином, французом, финляндцем, эстонцем, он выскажет перед вами много любви к своей Родине, много национальной гордости перед своим прошлым. Он будет перед нами, прежде всего англичанином, французом, эстонцем, Только потом, быть может, в дружеской беседе, да и то далеко не всякий выскажет свое неудовольствие или удовольствие перед политикой своего правительства и скажет вам, что он социалист, или сторонник умеренной партии, или правый клерикал-роялист.

Это после, так сказать на задворках главного — национального чувства патриотизма, любви к Родине и гордости ею.
.Collapse )